Последние новости

Архив новостей

Неразрывная связь с туркменской землей

0
1315
Неразрывная связь с туркменской землей

К 140-летию Ашхабада

Ашхабад – это средоточие многих дорог, где сходятся судьбы людей, то ли потому, что так записано в Небесной Книге, то ли благодаря неведомой космической воле, которая повелевает прошлым, настоящим и будущим. Невидимая рука Провидения свела в Ашхабаде потомков известных старинных фамилий  России. Так сложилась судьба этих интеллигентных и благородных людей, что жизнь их была тесно связана с туркменской землей, ставшей родной не только для них, но и для их детей и внуков. Своим созидательным трудом и личным примером беззаветного служения Туркменистану они оставили яркий след в истории нашей страны.  

Сюда, в Ашхабад для оказания помощи в спасении архивного фонда Туркмении и восстановлении архивной службы из Москвы был командирован Алексей Владимирович Головкин. Он вспоминал: «Я был назначен заместителем начальника архивного отдела МВД Туркменской ССР и в декабре 1948 года приехал в Ашхабад. Конечно, пришлось заниматься не только архивной работой, но и ежедневно участвовать в разборке завалов, а потом и в восстановлении города».

«Командировка» затянулась на всю жизнь. Провожая Алексея Владимировича, а тогда просто Алексея, друзья шутили: «Попьешь ашхабадской воды, женишься на среднеазиатской девушке – останешься там!», и как в воду глядели.

«Свадьба папы и мамы состоялась 10 сентября 1949 года, когда Ашхабад еще лежал в развалинах, - пишет Николай Головкин в повести «Дом в Китай–городе (столбцы семейной хроники)», посвященной судьбе отца и его роду, опубликованной в  январском и февральском номерах журнала "Москва" за 2017 год. 

Туркмения стала родиной для всех нас: троих сыновей Владимира, Николая и Константина — и внуков — Владимира (моего сына) и Екатерины (дочери старшего брата).

Родители познакомились в Ашхабадском педагогическом институте, где преподавали на историческом и филологическом факультетах. Маме, дочери коренного москвича из старой интеллигенции, которого судьба забросила в Среднюю Азию за четверть века до этого, приятно было встретить земляка. Правда, свела их сначала ошибка в расписании занятий: оба пришли читать лекцию в одно и то же время… Чуть более 40 лет прожили родители вместе».

«Он производил на наших дам и девиц огромное впечатление: черноволосый, с маленькими усиками, красивыми черными глазами и при этом смущенно краснеющий. Пожилые преподавательницы, видевшие в свое время немые фильмы 20-х годов, уверяли, что он похож на какого-то зарубежного киноартиста. И в то же время Алексей Владимирович был очень застенчив, - вспоминала жена А.В. Головкина Евгения Николаевна Ершова. - В дальнейшем нас опять свела работа. Лето. Выпускной вечер студентов-заочников. Я не любительница танцев (кстати, Алексей Владимирович прекрасно танцевал), предпочитаю разговоры.

Когда закончился выпускной вечер, Головкин пошел меня провожать, ведь пединститут находился в Кеши, а автобусы не ходили.

Мы подошли к нашим бывшим воротам. Они свалились во время землетрясения. Алексей Владимирович хотел задержаться, но я сказала:

- Бабушка меня учила, что неприлично стоять с молодым человеком у ворот.

Тогда он резонно заметил:

- Ведь ворот-то нет!».

Постепенно официальные отношения стали меняться на более доверительные. Они вместе ходили на концерты приезжих из Москвы артистов, обменивались книгами. Алексей Владимирович познакомился с родителями Евгении Николаевны. А вскоре, в июле он предложил ей руку и сердце.

Божий промысел, как говорят в таких случаях.

Демократичный, простой и доброжелательный в общении, он неизменно поражал и хорошо знавших его, и видевших впервые – своей эрудицией, поэтому его называли ходячей энциклопедией.  Многие из тех, кто трудится и сегодня в Государственном архиве независимого Туркменистана, и бывшие сотрудники – ныне пенсионеры прошли через “школу Головкина”. Вспоминая о нем, они отдают дань уважения широте его кругозора, истинному не показному интернационализму.

Многим из них запомнились слова Алексея Владимировича, которые он любил повторять:

«Архив – это не склад мертвых бумаг, а живое хранилище истории народа». При этом он всегда добавлял: «История должна быть полной, без ошибок, правдивой. И мы, архивисты, несем за это ответственность наряду с историками».

Организационно-руководящая работа, а также научная деятельность А.В.Головкина, с одной стороны, была неразрывно связана с архивами, с другой – с высшей школой. Он  любил педагогическую работу, занимался ею даже уже будучи тяжело больным. В Ашхабадском пединституте – ныне Туркменский государственный университет имени Махтумкули - им были разработаны и прочитаны курсы источниковедения, историографии, теории и практики архивного дела, организована научно-производственная практика для студентов в архивных учреждениях. А сколько высококвалифицированных национальных кадров было подготовлено им для Туркмении: это и архивисты-практики, и выпускники истфака, в том числе писавшие у него дипломные работы, и молодые ученые, защитившие под его руководством кандидатские диссертации.

Выйдя в 1988 году на пенсию, он не оставил архивную работу, а продолжал трудиться в публикаторском отделе ЦГА Туркмении. 6 октября того же года, в 40-летнюю годовщину ашхабадского землетрясения, ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Ашхабада».

«Отец высоко ценил это звание, как и юбилейную медаль в честь 800-летия Москвы, выше других званий и наград, которыми был удостоен»,- пишет в своих семейных хрониках его сын Николай Головкин.

Евгения Николаевна Ершова (1924-2017) родилась в Ташкенте, куда 1920-е годы был направлен на работу ее отец - коренной москвич, юрист по профессии Николай Евгеньевич Ершов. Она – представительница одной из старейших семей русской интеллигенции Средней Азии, продолжательница семейных педагогических традиций. С 1925 года, когда Ершова после национально-государственного размежевания перевели на работу в Туркменистан, их семья переехала в Ашхабад, где по воле судьбы Евгении Николаевне предстояло прожить всю свою долгую жизнь. Вот как она писала в своих мемуарах: «Отца переводят в столицу союзной республики – тогда этот город назывался Полторацком (до 1919 г. – Асхабад, а затем до 1927 г. – Поторацк, ныне - Ашхабад). Отец был назначен помощником прокурора Верховного суда Народного комиссариата юстиции, как и в Ташкенте, но уже НКЮ ТССР. С нами поехала и бабушка Анна Кирилловна: ведь я была её первой внучкой. Нам дали квартиру у частного домовладельца, но по государственной цене».

Евгения Николаевна вспоминала про Ашхабад своего детства: «Одноэтажный. Дома из сырцового кирпича, с плоскими крышами, преимущественно частные. На окнах – ставни от жары.Булыжником вымощены только главные улицы, остальные дороги – в пыли по щиколотку. Много деревьев: гледичия, шелковица (тутовник), айлантус, местами – платан (чинара). На улицах почти нет цветов. Во дворах – много, особенно роз. Почти в каждом дворе фруктовые деревья и виноградник».

«К своей работе в Верховном суде отец, как всегда, относился очень ответственно. Он всю жизнь был беспартийным, но с ним считались, зная его большой опыт и добросовестность. Отец работал с 7 часов утра до поздней ночи. Бабушка шутила: «Он соревнуется с уборщицами, кто придет на работу раньше…». Он организовал юридическую службу, готовил необходимые материалы, участвовал в подготовке документов для I-го Всетуркменского съезда Советов, который состоялся 15-24 февраля 1925 года. Участвовал в разработке Конституции ТССР», - вспоминала Ершова.

Говоря о  родительском доме Евгении Николаевны, нельзя не упомянуть об особой атмосфере его. В этом доме властвовали книги, знания, культура. В доме бывали известные писатели, художники, историки, языковеды, артисты.

По окончании Ашхабадского госпединститута (Туркменский государственный университет имени Махтумкули) перед Евгенией Николаевной стоял выбор: пойти работать в министерство образования, куда ее усиленно звали, или в газету, где она могла бы сделать себе имя в журналистике. Она, не колеблясь ни секунды, выбрала науку и вечно живой процесс педагогического общения.

Больше шести десятилетий Е.Н.Ершова – доктор педагогических наук, профессор, автор ряда учебников по русскому языку для вузов и школ - отдала педагогической и научной деятельности на факультете русской филологии Туркменского государственного университета имени А.М.Горького (ныне им. Махтумкули). За большой вклад в развитие культурных связей с Российской Федерацией, сохранение и популяризацию русского языка и русской культуры за рубежом, в сближение и взаимообогащение культур наций и народностей Указом Президента РФ 4 ноября 2010 года Е.Н.Ершова была награждена Медалью Пушкина.

Сын Алексея Владимировича и Евгении Николаевны Николай Головкин родился здесь, в Ашхабаде в 1954 году.

«Я -туркестанец, туркменистанец уже в пятом поколении. И продолжаю ощущать себя им, хотя уже много лет живу в России», - признается российский писатель Николай Алексеевич Головкин в упоминавшийся ранее повести «Дом в Китай-городе».

В 2008 году, посещая нашу столицу в составе большой делегации российских писателей и переводчиков, главной темой которых был диалог литератур, культур, языков, судеб в XIX–XXI веках,  Головкин написал стихотворение, проникновенные строки которого говорят о любви к своей малой родине.

Ашхабаду поклонюсь

И о близких помолюсь.

Улетает, словно птица,

Вдруг нахлынувшая грусть.

 

Здравствуй, древняя земля!

Здравствуй, отчина моя!

Помню я об Ашхабаде.

Помнят здесь еще меня.

 

Здесь отца земной предел.

Мне в житейском море дел —

лоция отца уроки.

Сколько в жизни он успел!

 

Вновь могу обнять я мать.

Столько нужно ей сказать!

Кто придумал расставанья?

Очень трудно уезжать.

 

Ашхабаду поклонюсь

И о близких помолюсь.

Улетает, словно птица,

вдруг нахлынувшая грусть.

Он окончил факультет русской филологии Туркменского государственного университета имени Горького (сейчас имени Махтумкули), работал в Министерстве культуры, вел литературные передачи на туркменском радио, о духовном наследии туркменского народа писал публикации в Туркмен Пресс в 90-е годы.

Именно в Ашхабаде – истоки его многогранной творческой биографии. Николай Головкин - автор восьми книг стихов и прозы, в том числе "Поэтическое излучение" (1994), "Свет в конце тоннеля: Лирический дневник “репатрианта” о Времени и о Судьбе" (1999) и другие.

В 2010 году он стал лауреатом Международного Рубцовского конкурса "Звезда полей".  Книга "Птица-память. Стихи и эссе к 70-летию Великой Победы" отмечена Золотым дипломом VI Международного славянского литературного форума VI Славянского форума искусств "Золотой Витязь" (2015). Член Союза писателей России. Член Союза писателей ХХI века. Член Союза театральных деятелей России. Член Союза журналистов России.

В 2017 году Комитетом по общественным наградам России Союза Городов-Героев и Городов Воинской Славы награжден орденом "За службу России". 

***

Погружаясь в историю семьи представителей русской интеллигенции, хочется отметить то главное, что составляет родословное поле семьи Головкиных - в прошлом, настоящем, и в будущем – это та преемственность, неразрывная связь со своими корнями, питающая не одно поколение.

Акмурад Нуралиев

 

 

 

Комментарии
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Похожие публикации