Последние новости

Архив новостей

В журнале «La Recherche» вышла статья об археологических раскопках в Южном Туркменистане

12:3517.04.2020
0
16584
В журнале «La Recherche» вышла статья  об археологических раскопках в Южном Туркменистане

В апрельском номере одного из самых популярных научно-исследовательских журналов Франции «La Recherche» («Поиск») опубликована статья, посвященная археологическим раскопкам на территории Южного Туркменистана. «Загадочное исчезновение цивилизации Окса» - так называется статья доктора Хулио Бендезу-Сармьенто, археолога и биоантрополога, со-директора туркмено-французской археологической экспедиции (МАFTUR). Об этом сообщает сайт «Туркменистан: Золотой век».

Журнал, чей тираж достигает 30 тысяч печатных экземпляров, учредил собственную премию Le Prix La Recherche для поощрения франкоязычных научных работ в области фундаментальных или прикладных исследований. Эта премия ежегодно присуждается одиннадцати командам в областях:

  • Археологии
  • Астрофизики
  • Биологии
  • Химии
  • Экологии
  • Математики
  • Здравоохранения
  • Неврологии
  • Физики
  • Информационных наук
  • Технологий.

Экспедиция, которую возглавляет Хулио Бендезу-Сармьенто, также получила Le Prix La Recherche, чтобы продолжить работу в Туркменистане на Улуг-депе – огромном археологическом памятнике эпохи бронзы и раннего железа.

Холм Улуг-депе в предгорье Копетдага, открытый в свое время первопроходцем археологических работ в Туркменистане Александром Марущенко, в 60-е годы прошлого века обследовал, археолог Виктор Сарианиди, ставший впоследствии знаменитым благодаря сделанным здесь находкам.

Через много лет к раскопкам Улуг-депе приступила туркмено-французская экспедиция.  Хулио Бендезу-Сармьенто посвятил свою небольшую статью одной из самых сложных и волнующих проблем той древней культуры, которая возникла и развилась почти одновременно в бассейне Амударьи на севере Афганистана и на юге Узбекистана, а также в низовьях древней дельты Мургаба в Южном Туркменистане. Вместе они дали чрезвычайно впечатляющий археологический материал.

Античные географы называли две эти исторические области Бактрия и Маргиана. После раскопок, начатых Виктором Сарианиди в Афганистане и Туркменистане, стало очевидным, что задолго до античности на этих землях уже существовала древняя урбанизация, состоящая из множества тесно связанных между собою городищ, расположенных в оазисах.

Французские исследователи назвали систему поселений  Цивилизацией Окса (Окс – древнее название Амударьи), однако, профессор Сарианиди дал им гораздо более точное и ёмкое определение: Бактрийско-Маргианский археологический комплекс (БМАК).

Гонур-депе – самое большое и, скорее всего, столичное поселение этой древней страны, отделяет от оазисов эпохи бронзы на берегах Окса без малого 500 километров абсолютной пустыни. Несмотря на это объективное препятствие, обе части единой во всех отношениях культуры были похожи на два сообщающихся сосуда, то есть между ними, бесспорно, существовал налаженный караванный трафик.

Статья в «La Recherche» посвящена поиску ответа на вопрос исследователей: почему 3500 лет назад в Центральной Азии прекратила существование так называемая цивилизация Окса, и куда исчез ее народ после шести столетий своего развития.

«Вопросы, касающиеся распада обществ, - пишет Бендезу-Сармьенто, - позволяют по-новому взглянуть на процессы, предшествующие изменениям и исчезновению данной культуры. Цивилизация Окса, которая сейчас представляется одной из самых важных в протоисторическом восточном мире, известна всего лишь семьдесят лет. Первые открытия были сделаны советскими археологами в 1950-х годах. В месопотамских источниках уже упоминалось о существовании такой цивилизации к востоку от Иранского нагорья, но мы не имели представления о ее географической протяженности и об особенностях ее возникновения и развития. Первоначально в ходе археологических раскопок были выявлены города, здания, памятники, определенная материальная культура и нетипичные объекты, некоторые из которых сегодня не поддаются объяснению. Все эти следы археологи считали тогда лишь маргинальным отражением соседней Месопотамии».

Начиная с 1970-х годов открытия памятников БМАК следовали друг за другом по всей Центральной Азии. Именно в то время Виктор Сарианиди обнаружил царский город Гонур-депе, который, несомненно, являлся столицей этой загадочной страны. В появившихся позже трудах советских ученых подчеркивалось существование независимой и автономной цивилизации эпохи бронзы. «Если детальный анализ ее истоков еще обсуждается в научном сообществе, то, как бы то ни было, очевидно, что она восходит к местной традиции» - подчеркивает автор, указывая на культуру Намазга, возникшую еще в пятом тысячелетии до нашей эры и названную так по одноименному памятнику древнеземледельческих племен рядом с современным туркменским городом Каахка и недалеко от Улуг-депе.

Тем не менее, отмечает автор, неоспоримо влияние соседних регионов, включая цивилизацию Инда (на юге), степной мир (на севере), Месопотамию и Эламитский Иран (на западе). Вместе с ними жители Бактрии и Маргианы торговали драгоценными материалами и предметами, а также обменивались идеями и, возможно, религиозными концепциями, которые сыграли важную роль в их развитии. Настолько важную, что эта цивилизация, в отличие от своих более известных соседей еще не знавшая письменности, стала возводить объекты со сложной архитектурой, осуществлять материальное производство высокого технологического уровня и чье влияние впоследствии очень широко распространилось. Таким образом, было обнаружено, что горы и пустыни, которые до сих пор считались препятствиями, в то время становились все более и более проходимыми. Только это были не «шелковые» пути, а скорее, «минерально-рудные».

Однако, в конце бронзового века (около 1700 года до нашей эры) города и поселения БМАК начали приходить в упадок. Вся южная часть Центральной Азии стала зоной новых культурных взаимодействий, вызванных сложными миграционными процессами. «С одной стороны, - отмечает Бендезу-Сармьенто, - все большее значение в этот период приобретают остатки популяций, происходящих из северной зоны Центральной Азии (в основном с территории нынешнего Казахстана и Южной Сибири), то есть носителей андроновской культуры, развившейся во втором тысячелетии до нашей эры. Об этом говорят их стоянки, погребения, орнаменты, керамика, бронзовые предметы. С другой стороны, внутри самой цивилизации Окса возникают новые культуры. Они сочетают в себе различные черты андроновской и оксианской цивилизаций: таковы вахшская и бишкентская культуры на юго-западе Таджикистана».

Далее автор называет основные признаки деградации во всех сферах жизни древнего общества и рассматривает различные гипотезы, выдвинутые в попытке ученых объяснить эти перемены. Наиболее распространенной является версия о природной катастрофе, вызванной резким изменением климата: после многовекового влажного периода примерно в 2000-1800 годах до нашей эры наступил ксеротермический период, а проще говоря, длительная засуха, вызвавшая снижение стока горных рек, обмеление водоёмов и наступление песков пустыни на старые оазисы. Впрочем, утверждает ученый, «хорошо зарекомендовавшая себя цивилизация вполне способна выдержать такое событие. С другой стороны, если политическая власть была уже ослаблена, то оно могло оказаться фатальным. Сама по себе засуха не объясняет этот закат, но она конечно же могла сыграть свою роль».

Как бы то ни было, финальный этап жизни БМАК до сих пор остается малоизвестным. «Несмотря на то, что за последние сорок лет было проведено много раскопок, - считает Х.Бендезу-Сармьенто, - масса данных еще не обработана и не известно, сколько еще даже не обнаружено! Но это далеко выходит за рамки возможностей тех немногих групп, которые работают сегодня над нашей темой. Оценка знаний необходима для лучшей характеристики этого этапа, а также для понимания эволюционных процессов в цивилизации Окса до ее окончательного замещения комплексом культур раннего железного века. Следы этого перехода можно найти на нескольких памятниках. Именно на этих объектах в настоящее время работают наши команды».

Здесь имеется в виду  Джаркутан на юге Узбекистана, где французские археологи ведут раскопки совместно с коллегами из самаркандского Института археологии, а также Улуг-депе, где они уже почти 20 лет успешно сотрудничают с руководством Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры, а также с Государственным историко-культурным заповедником "Абиверд".

Комментарии
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь