Владимир Байрамов: «Думаю, что со временем «Копетдаг» вернет себе былую славу»

0
792
11
0

Представлять любителям футбола известного туркменского нападающего Владимира Байрамова нет особой необходимости. Чемпион Туркменистана 1998 года, полуфиналист Кубка обладателей кубков Азии-98 и Кубка Содружества-98 в составе «Копетдага», обладатель Кубка президента АФК-2013 с командой «Балкан», он с 2001 по 2013 годы успешно защищал цвета национальной сборной Туркменистана, став участником финального турнира Кубка Азии-2004 в Китае и автором 11 голов в 31 официальном матче.

В эти дни 34-летний Владимир Байрамов находится в Казани, где полтора года назад он провел в составе «Рубина» свой последний матч, приняв участие в товарищеской встрече «рубиновых» ветеранов, посвященной 10-летию завоевания «бронзы» чемпионата России. Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» взяла у В.Байрамова интервью, которое мы публикуем с некоторыми сокращениями.

– Владимир, как ваши дела? Чем вы сейчас занимаетесь?

– Сейчас я в Казани, правда, последнее время провел в разъездах. Планирую осенью поступать на учебу в высшую школу тренеров.

– Иногда клуб может делегировать экс-футболиста на учебу, тем самым, оплатив его расходы.

– Это не мой случай, скорее всего, я сам буду оплачивать учебу.

– Так закиньте удочки: может вам подсобят…

– Пока я никого из знакомых в казанском клубе не видел, но, думаю, что вряд ли «Рубин» озаботится моей персоной.

– Ваши переезды были связаны с Туркменистаном?

– Нет, ездил в Москву, хотя за событиями на родной земле слежу. Сборная стартовала во втором отборочном этапе чемпионата мира по футболу 2018 года. Вначале проиграла в гостях Гуаму – 0:1, потом сыграла дома вничью – 1:1 с Ираном, сильнейшей, на мой взгляд, сборной на азиатском континенте. Что касается Гуама, то для меня это команда-загадка.

В Туркменистане сейчас идет создание новой команды. Для жизнедеятельности сборной созданы все условия, улучшили инфраструктуру, закупили инвентарь. Теперь тренироваться можно практически круглый год. Дело за «малым»: подготовить хороших специалистов и заняться подготовкой резерва. А пока мы пожинаем плоды того провала в развитии туркменского футбола, который был в последние 15 лет.

А ведь в свое время «Копетдаг» входил в четверку лучших команд на Кубке Содружества, который в 90-е годы имел очень серьезный уровень участников. На официальных соревнованиях команда отличалась, дойдя до полуфинала в 1998 году в розыгрыше Кубка обладателей кубков Азии. Правда, это было связано, в большей мере, с привлечением в команду большого количества легионеров из стран бывшего СССР: Армении, России и, особенно, Украины. Из России за нас играли два Валерия: Брошин, увы, ныне покойный, и Масалитин. Несмотря на то, что многие из приехавших футболистов, были достаточно возрастными, рядом с ними росла местная молодежь, что дало серьезный толчок развитию футбола Туркменистана. 

– Много проблем, наверное, связано с тем, что нет в стране клуба-лидера, такого, каким был в советские времена «Колхозчи», переименованный после развала СССР в «Копетдаг».

– Да, насколько я знаю, сейчас планируется возрождение прославленного клуба. Думаю, что со временем он вернет себе былую славу. У нас сейчас спорт развивается. Туркменистан вступил в ряды членов международной федерации хоккея на льду (IIHF), туркменские хоккеисты часто приезжали в Казань для повышения игрового мастерства, соответственно, в Ашхабад приезжали команды из Татарстана.  

– От дел сегодняшних давайте обратимся к воспоминаниям. Как вы пришли в спорт, конкретно, в футбол?

– Начал играть с шести лет, поначалу с более старшими ребятами. Отец занимался в свое время футболом, и мы - я и младший брат Назар, он до сих пор играет в сборной Туркменистана – пошли по его стопам. Всего у нас в семье четыре брата: самый старший Олег и младший брат Мурад также играли в футбол, достигнув уровня олимпийской сборной Туркменистана.

– Откуда у вас имя Владимир?

– У нас папа туркмен, а мама – русская. И у половины из четырех братьев русские имена – Олег и Владимир, а у половины туркменские – Назар и Мурад. А самой знаменитой спортсменкой в нашем роду была Тамара Гаркушина – младшая сестра нашей бабушки, которая шесть раз выигрывала чемпионат мира и восемь раз побеждала на чемпионатах СССР по велосипедному спорту. Увы, тогда женский велоспорт не входил в программу Олимпиад. Думаю, что и там бы она побеждала.

– Как произошел ваш переход из детско-юношеского футбола в профессиональный?

– Определенным образом это связано с украинским тренером «Копетдага» и сборной Туркменистана Виктором Пожечевским, работавшим в середине 90-х. Он организовал товарищескую игру основных и дублирующих составов «Копетдага», чтобы просмотреть всех имеющихся футболистов. В результате, более молодые выиграли – 2:0 и Пожечевский отобрал в состав наиболее отличившихся, в том числе и меня. Уже через три-четыре дня я играл матч азиатского клубного турнира. Вышел на замену, забил гол и с того момента стал основным игроком «Копетдага». У нас тогда были очень хорошие условия, постоянные сборы, в той же Германии, Эмиратах. Турция, например, совсем не котировалась. Хотя был и один из самых «противных» маршрутов сбора, который проходил зимой в «Стайках».

– Это же Беларусь.

– Да, и мы не могли понять, зачем проводить сборы южной команде в зимней Беларуси. Все на сборы уезжают в теплые края, а мы бегали по снегу.

– И вскоре ваша карьера стала заграничной. Вы переехали в чемпионат Казахстана.

– Да, в нынешнюю столицу Казахстана Астану, где стал играть за «Женис». Правда, тогда город еще назывался Акмола. После того, как одномоментно развалился футбол в «Копетдаге», мы начали искать места для работы. Ситуация сложилась так, что Виталий Кафанов присоветовал тогдашним тренерам «Кайрата» - лидера чемпионата Казахстана парочку футболистов из Туркменистана. Они себя неплохо проявили и на наших ребят сразу повысился спрос. В результате, и я уехал.

– Вас, наверное, Рустем Хузин приглашал в Мотор», где он сейчас играет за ветеранов.

– Хузин приглашал, но там лимит на футболистов до 40 лет, и этот лимит в команде Хузина уже заполнен.  Поэтому сейчас меня пригласили в одну команду, название которой я вам не скажу! Просто не помню. Как мне сказал друг, который приглашал: «Мы оставили место для тебя!» Потихоньку вливаюсь в любительский и ветеранский футбол. Я, кстати, прошлый сезон провел в Москве, где также играл за подобные команды, что позволяло поддерживать общение с теми, с кем вместе играл, против кого играл. Андрей Коновалов, Константин Головской, Сергей Гришин, «миньщик» Константин Маевский. Помимо этого, я мог играть в компании, которую собрал Коля Савелов, любитель футбола, и в нашей компании играют футболисты, баскетболисты, бизнесмены, были даже участники проекта «Дом 2». Там у нас и Александр Мостовой бывает, Евгений Алдонин, Андрей Каряка, Александр Шмарко, Константин Генич приходит… Что касается нас, то это позволяет поддерживать себя в форме после спорта, продолжать привычную жизнь, после окончания карьеры легче вливаться в среду. Москва в этом плане держит планку. Те, кто заканчивают с профессиональным футболом, моментально попадают в среду любительского футбола, корпоративных команд. 

– В вашу молодость в туркменской «Нисе» работал Курбан Бердыев. 

– Да, хотя мы с ним на родине не пересекались, но о нем уже тогда шли очень хорошие отзывы, в том числе, от иностранцев.

– После «Жениса» вы перешли в «Аксесс Голден Грейт», где играли с Сергеем Тимофеевым, про которого ходит много рассказов, как о примере самоотверженного футболиста.

– Сергей сейчас, если не ошибаюсь, работает в «Сахалине». Я его застал, когда Тимофееву было уже 35 лет, но он бегал быстрее всех в команде. Тесты Купера у тренера Дмитрия Огая, который работал тут, в Нижнекамске, Тимоха сдавал на раз. Его ничего не брало.

– А ваша российская карьера началась с выступлений за «Кристалл» из Смоленска.

– Да, но изначально ко мне подошли селекционеры московского ЦСКА. Они продемонстрировали заинтересованность в моей кандидатуре, но, приехав в Туркменистан, я обнаружил, что меня ищет военкомат. У нас нет возможности «отслужить» армию в спортивной команде, хотя таковая и имеется. Тут еще надо было отыграть за туркменскую команду на Кубок Содружества, и я за всеми этими событиями ждал уже более конкретного приглашения из ЦСКА.

На «Содружестве» я отыграл хорошо, но в ЦСКА поменялось руководство, в результате на меня уже начали выходить представители раменского «Сатурна». Я приехал на сбор и усугубил последствия былой травмы. Пришлось возвращаться домой, хотя в Раменском ждали меня, после восстановления от травмы. Наставник «Сатурна» Владимир Шевчук прямо так сказал, что возьмет меня с закрытыми глазами. Но меня футбольная судьба забросила в Новороссийск, с которым я едва не договорился о заключении контракта. К счастью, этого не случилось, и меня в Новороссийске застал звонок от Кафанова с предложением перейти в Смоленск.

– К Бердыеву?

– Нет, Бекиич как раз тогда, в августе 2001-го, перебирался в «Рубин». Через некоторое время и я подписал соглашение с казанским клубом, но три года «Рубин» отдавал меня в аренду. Вначале я в Красноярск уехал за игровой практикой. Ее получил, а деньги не все, потому, что команда развалилась.

На следующий год делегировали в «Терек». Правда, не сразу. Я прошел все сборы с казанской командой, вышел на замену первого матча в премьер-лиге с ЦСКА. А тут – 0:4. В результате перевели в дубль, а доигрывал я сезон в Грозном, который поставил задачу выйти в премьер-лигу. Я играл за «Терек», в том числе матчи Кубка России, вплоть до полуфинала. Мне понравилось в команде, хотел оставаться, выиграть с командой Кубок, но меня вернули в Казань.

– Вы в «Тереке», пожалуй, были одним из молодых.

– Да уж, после меня, наверное, Максим Боков был следующим по молодости и подчас заходил в квадрат, несмотря на свои 30 лет. В квадрат же изначально молодых отправляют. Тогда «Тереком» руководил Ахмад Кадыров, оставивший о себе потрясающее впечатление. Добрый, отзывчивый. Хотя он и не стремился много говорить. Помню, у нас были проблемы с зарплатой, он сказал: «Ребята, все сделаем». Действительно, мы приезжаем на гостевой матч, а нам уже перевели деньги. Говорил на встречах с командой такие слова мотивационные, которые прямо в голову влезали.

– Самый яркий матч в «Рубине» – встреча с «Локо», где удалось оформить дубль?

– Помню этот матч. Это был один из моих первых матчей после «Терека». Я вернулся и снова плотненько сел на лавку. А в том матче Рони что-то заболел, а Алоизио на 20-й минуте сломался. Бекиич посмотрел – никого нет. А я уже размятый, весь потный, мол дайте сыграть. Вроде была последняя игра перед перерывом, а я уже договорился, что снова вернусь в «Терек». И вышел на замену, мы выиграли – 3:0. Забил Досталек, а потом еще я два мяча в концовке. После уехал в отпуск, потом играл за сборную в Китае на чемпионате Азии. К новому сезону приехал в Казань, но меня уже в «Терек» не отпускали и оставили в команде. Я потом забил в первой же игре, но почему-то опять плотненько сел на лавку.

– О Бердыеве какое впечатление осталось?

– Я с ним редко разговаривал, вообще практически не разговаривал, можно сказать. Но правду говорят о том, что он понимал – семья для спортсмена была главным. Любые семейные проблемы для него выше, чем футбол. С кем бы мы не играли, он отпустит, если есть какие-то проблемы дома.

– Среди специалистов, с кем вы работали, Бердыев – сильнейший тренер?

– Да. Именно он самый сильный специалист. Больше в тактическом плане. Бердыев доверял своим подопечным в плане подготовки физики. Но что запомнилось: он каждый год прогрессировал, и на сборах у нас никогда не было одинаковой подготовки, всегда было что-то новое.

– Кто из игроков «Рубина» вас больше всего впечатлил?

– Все были классные футболисты. Домингес был очень хорошим футболистом.

– За «Рубином» сейчас следите?

– Нет, вообще не слежу. Я выпал полностью, отдыхаю. Если я начинаю смотреть, то нервничаю, переживаю. Результаты просматривал, но не более.

– Как вы считаете, обновленная команда может стать чемпионом, бороться за медали, как в былые годы?

– Я не следил за ситуацией, только читал прессу, поэтому какого-то четкого мнения сформулировать не могу. Но желаю клубу только удачи. Если выбрали такой вектор, значит нужно его придерживаться, продолжать. Чем это закончится, узнаем в ближайшие годы.

– Когда ушли из «Рубина» летом 2007 года, а в следующем сезоне уже в «Химках» видели со стороны, как клуб стал чемпионом – не было обидно?

– Нет, не было. Я вообще такой человек, которого мало что может сильно расстроить. 

– Для вас не было шоком, что команда, которая заняла 10-е место, полностью перекроив состав, выиграет золотые медали спустя год?

– Никакого шока не было, потому что я знал, что у Бекиича может получиться. Он еще до этого на какой-то пресс-конференции говорил, что ему нужно три года, чтобы стать чемпионом, а он сделал это за два. Кто-то над ним тогда смеялся, но он взял и доказал всем, что зря.

– Помните баннер с результатом матча против «Барселоны»?

– Помню-помню. Тогда же всё в шутливой форме подавалось, никто не верил. Похоже, один лишь Бекиич.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Похожие новости
Комментарии
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Комментариев еще нет
Рейтинг@Mail.ru