Об истории создания и судьбе канонического портрета Махтумкули Фраги

0
1317
7
0
В одном из залов Государственного музея изобразительных искусств Туркменистана на протяжении многих лет выставляется картина – канонический портрет Махтумкули Фраги кисти народного художника Туркменистана Айхана Хаджиева. Время не властно над ней, картина жива и актуальна, потому что и через 67 лет после её создания, она трогает и волнует, заставляет всматриваться в образ великого поэта, думать и размышлять о его судьбе.
Махтумкули запечатлен на холсте в момент творческого вдохновения. Перед нами сильная, цельная натура – человек неутомимого творческого труда. Поэт изображен сидящим в туркменской кибитке, на темно-красном текинском ковре, за низким восточным столиком. Он словно на миг отвлекся от рукописи и замер в раздумье. Живописцу удалось отразить то состояние души поэта, когда в ней рождаются прекрасные стихотворные строки, которым суждено жить века - «минута – и стихи свободно потекут».
Именно этот портрет, признанный в далеком 1947 году лучшим художественным воплощением образа Махтумкули Фраги, оставил в сознании потомков представление о великом сыне туркменской земли. Он стал эталоном, отправной точкой для многих других живописных, скульптурных и графических изображений Махтумкули, а также для образов поэта-классика, созданных в туркменском театральном и киноискусстве. Автору картины во время работы над ней было всего лишь 23 года.

Задумываясь о том, почему этот портрет был высоко оценен и выбран представительной комиссией из значительного количества представленных на конкурс работ, осознаешь, что в созданном художником образе отразилось не только видение молодого художника Айхана Хаджиева, сколько представление туркменского народа о Махтумкули - истинном патриоте, выразителе дум и чаяний поколений туркмен. Можно сказать, что рукой художника водил сам народ. И это не образное преувеличение, ибо задолго до объявления конкурса на создание канонического образа Махтумкули начинающий живописец, очарованный поэзией великого Фраги, вынашивал мысли об изображении любимого поэта. Будучи подростком, он с упоением читал его стихотворения, слушал, как бахши проникновенно исполняли созданные на слова поэта песни о любви, справедливости, о родном и близком сердцу крае. Айхан ловил с жадностью каждое слово, впитывал каждую крупицу заложенной в них мудрости и чувствовал сердцем, насколько эти слова близки ему.

Айхан Хаджиев ездил на родину Махтумкули в горный аул в долине реки Атрек – живописный край, словно пропитанный творческим эликсиром, знакомился с его потомками, рисовал их портреты, пытаясь найти в их облике общие, схожие черты, которые, возможно, были унаследованы ими от великого предка. Много беседовал молодой художник с яшули (старейшинами) из села Геркез, которые передавали ему устные предания о внешнем облике, характере и привычках поэта, рассказывали ему легенды о Махтумкули, традициях и быте местных жителей. Хаджиев изучал также архивные материалы, исторические и литературоведческие работы, советовался с поэтами и писателями.

Окончив Ашхабадское художественное училище, Айхан Хаджиев приступил к работе над образом поэта. Он написал несколько портретов Махтумкули, стремясь не к физиономической точности, а к созданию художественного образа. Но это были лишь поиски, которые он не оставлял и во время учебы в Московском художественном институте им. В.И.Сурикова.
Перед художником стояла сложнейшая задача – создать, опираясь на рассказы о поэте и свое творческое воображение, такой портретный образ Махтумкули, чтобы в него поверили и его приняли миллионы людей. Безусловно, чтобы достичь этой цели, необходимо было не только окунуться в необъятный мир поэзии Махтумкули, но и понять его философские взгляды. Для автора портрета было также важно передать дух эпохи, в которую жил и творил великий мыслитель и поэт. По оценке искусствоведов, художнику удалось сделать это блестяще. «Живописец, - отметил искусствовед П.В.Попов, - создал глубокое историческое полотно, где сумел показать эпоху и многогранный образ Махтумкули, сочетавшего в себе дарования поэта, философа, воина, ювелира, гуманиста, сердечность и мудрость человека из народа».

Постигая глубину философской мысли Махтумкули, вчитываясь в лирические, полные переживаний о судьбе своего народа и верой в его светлое будущее, стихотворные строки великого Фраги, автор портрета сам проникался этими чувствами.
Примечательно, что стремление к подчеркнутой продуманности художественных деталей – отличительная черта творческой манеры художника Айхана Хаджиева - приверженца реалистической школы живописи, находит отражение уже в его первых полотнах, и, прежде всего, в портрете Махтумкули. В этом и всех последующих полотнах, посвященных туркменским поэтам, он выступает чрезвычайно подробным и занимательным рассказчиком.
Детали являются важной и значимой составляющей художественного образа Махтумкули. Художник, как и писатель, продумывает каждую деталь, чтобы рассказать о человеке как можно больше интересного. Он ищет главное - выражение лица человека, чтобы передать его на портрете. Внимание приковывают интенсивно освещенные лицо и руки легендарного туркменского поэта. Хаджиев, следуя традициям создания реалистического портрета, изобразил его размышляющим, сосредоточил внимание на выявлении его внутреннего мира. В самом спокойствии лица, в статичности фигуры, в руке, в устремленном вдаль взгляде, таится волнение, та «бездна дум и чувств», которая прочитывается в его взволнованных поэтических строках.

Книги, изображенные на заднем плане картины, подчеркивают поэтическую возвышенность образа великого сына туркменского народа, его энциклопедическую образованность. Со скрупулезностью выписаны все детали одежды поэта, орнамент ковра, национальной вышивки, обрамляющей халат... Специалисты также утверждают, что арабская вязь на развернутом перед поэтом свитке стихов, представляет читаемый текст.

Вспоминая о том, с какой точностью создавались детали картины, друг Айхана Хаджиева - художник Владимир Артыков отмечал, что его руки послужили моделью для одного из эскизов будущего портрета. «Мне нужно порисовать с натуры твои руки для окончательного завершения рисунка. Я уже не первый день мучаюсь над кистями рук, у тебя косточки фаланг пальцев и запястья четко просматриваются, это поможет мне точно нарисовать руки», - говорил Хаджиев. «После обеда я пришел в мастерскую Айхана. Посреди комнаты на мольберте стоял большой холст, рядом никелированная кровать, у окна столик с электрочайником, тарелочкой сушеной дыни и изюмом в пиале. На стоячей у двери вешалке висели мужские туркменские халаты: дон и верхний халат, сверху была наброшена черная барашковая шапка тельпек. На стенах я увидел этюды Подмосковья, пейзажи Туркмении, эскизы к новой картине. Здесь были разные варианты будущего портрета - юный поэт читает свои стихи землякам родного аула Геркез, поэт склонился над Кораном, будучи учеником медресе в Хиве, поэт, закованный в кандалы, сидит на каменном полу в зиндане...».

Большую выразительную силу художественному образу Махтумкули, придает насыщенный, напряженный колорит картины, выдержанный в теплых, благородных золотисто-терракотовых и красных тонах, создающий ощущение романтической взволнованности и помогающий полнее понять человека мудрого и сердечного. Более того, художественный образ поэта дышит такой «подлинностью», которая завораживает зрителя, заставляет верить, что перед ним не выдумка художника, а истинный облик поэта. С годами портрет не стареет, потому что не может устареть душевная красота человека, которую стремился открыть миру, сохранить на своих холстах туркменский художник.

Судьба прочно вошедшего в наше сознание художественного образа великого мыслителя и поэта также как и судьба самого Махтумкули была полна испытаний. Картина чудом уцелела в октябре 1948 года, во время разрушительного Ашхабадского землетрясения. В одном из сохранившихся после разрушительной стихии зданий располагался в то время Туркменский государственный музей изобразительных искусств, где экспонировалась картина с изображением канонического образа Махтумкули. «Несмотря на разрушения,- вспоминали очевидцы,- основной зал картинной галереи сохранился. Некоторые картины сорвались со стен, рамы от удара о мраморные плиты пола раскололись, приняв на себя удар, и тем спасли многие живописные полотна. Так произошло и с портретом Махтумкули Айхана Хаджиева - массивная резная рама треснула, но холст остался невредим».

Нынешний год символически объединил две юбилейные даты – 290-летие великого поэта-мыслителя Махтумкули Фраги и 90-летие автора канонического портрета - произведения, прочно вошедшего в сокровищницу туркменской живописи, как её шедевр. Несомненно, талантливый художник рассказывает в портрете не только о том человеке, которого пишет, а еще и о самом себе, своем искусстве, своем отношении к людям, своей судьбе. И Айхан Хаджиев, конечно же, вложил в портрет Махтумкули часть самого себя.

Не бывает простых совпадений в жизни и искусстве. Поэт-гуманист и живописец, создавший его художественный образ, вновь встретились во времени, встретились, чтобы обратить наше внимание к вечным темам, чтобы напомнить о воплощенной в жизнь мечте великого туркменского поэта о независимом Туркменском государстве, в котором мирно и счастливо живет сегодня любимый ими туркменский народ.

Кандидат филологических наук Марал Каджарова

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Похожие новости
Комментарии
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Комментариев еще нет
Рейтинг@Mail.ru